Белково-витаминный коктейль Пища Богов

March 13, 2016

Белково-витаминный коктейль «Пища богов» — функциональное питание для подростков, снижающее риск развития паталогических пристрастий (алкогольной и опиатной зависимостей)

Система регуляции настроения и её особенности у подростков

Схема 1. Области мозга, ответственные за регуляцию настроения

В соответствии с тем, что в состоянии бодрствования человек пребывает либо в активном состоянии, либо в состоянии отдыха, природа снабдила его регуляцией настроения покоя и регуляцией настроения активности. Эйфория покоя – это нежные душевные ощущения различной степени выраженности. Состояние эйфории активности характеризуется ощущениями куража разной степени выраженности. Отсутствие эйфорических состояний куража и неги переживается как тоскливые и тревожные мучительные состояния вплоть до невыносимой муки, вызывающей суицидальные намерения.

Ключевым регулятором эйфории неги является достаточная концентрация метэнкефалина (эндогенного опиата) в вентральной тегментальной области мозга (смотрите схему 1 и схему 2). Открытые человечеством в процессе своего развития методы манипулирования настроением (кратковременного повышения концентрации опиатов в вентральной тегментальной области) таковы:

* Увеличение продукции серотонина в гипоталямусе, индуцирующее увеличение продукции метэнкефалина в вентральной тегментальной области на 20-30 минут (за счёт стимуляции инсулярного аппарата поджелудочной железы всплеском концентрации глюкозы в крови).
* Употребление этанола (алкоголя), который, моментально распространяясь из желудочного тракта по всему организму, на территории мозга в вентральной тегментальной его области замедляет естественное разрушение метэнкефалина, тем самым повышая его концентрацию на несколько часов.
* Замена эндогенного метэнкефалина на его экзогенные аналоги – опий, морфин, героин и т.п. пероральным, ингаляционным, внутривенным или внутримышечным введением. Эти аналоги, распространяясь в мозг, на территории вентральной тегментальной области оккупируют мю-рецепторы, осуществляющие регуляторные влияния на консолидацию ощущений неги. Естественно, этот последний метод имеет более мощное и продолжительное эйфоризирующее влияние.

Для манипуляции эйфорическими стимуляторными ощущениями человечество нашло целую группу веществ, относящихся к стимуляторным наркотикам. Это фенилалкиламины эфедрин, амфетамин, метамфетамин и т.п.), кокаин, MDMA и т.д.

Существование только двух групп наркотиков, а именно седативных и стимуляторных, обусловлено именно тем, что существуют только две системы, которыми они манипулируют. Особенностью функционирования этих двух систем является взаимоисключающее влияние их друг на друга. Когда активна одна, она подавляет активность другой. Образно выражаясь, человек не может стоять обеими ногами счастья на земле, а вынужден идти по жизни, перемежая счастье от отдыха и счастье от активности.

Естественные физиологические пристрастия человека осуществляются присутствием двух основных законов, которые эволюция выработала для всех представителей животного царства. Первый закон: Невозможно терпеть длительное время значительные страдания. Второй закон – закон формирования ВЛЕЧЕНИЯ: Если какой-либо поведенческий навык или какое-либо вещество способно быстро перевести человека из состояния дисфории в состояние эйфории, это запечатлевается в эмоциональной памяти на всю жизнь как золотой стандарт, к которому прибегает данное существо для избавления от сформировавшегося в данный момент страдания. Именно благодаря этим двум законам человек и остальные животные обязаны ухаживать за собой, то есть дышать, есть, пить, освобождать кишечник и мочевой пузырь от шлаков, спать и воспроизводить себе подобных. Если какое-либо вещество, систематически наносящее вред организму, либо вид поведения надевает на себя маску естественных пристрастий, то это становится патологическим пристрастием, так же обязательным, как естественные пристрастия, но они сводят данное существо в могилу.

Схема 2. Каскад регуляции уровней настроения

Пищевая революция начала 90х годов как причина опиатной наркомании в среде подростков

Два основных метода пищевого удовлетворения знакомы человечеству в процессе развития цивилизации.
Это удовлетворение после еды стимуляторного типа. Так питались в основном скотоводы-кочевники и народы, живущие на берегах водоемов, основным источником питания которых была рыба и морепродукты. Также стимуляторным удовлетворением от пищи пользовались люди в доисторический период развития человечества на протяжении сотен тысяч лет в период каменного века, когда человек не знал метода термообработки пищи, был собирателем-охотником и питался в основном семенами многолетних растений. Питание таким способом не вызывало мучительного состояния во время длительного отсутствия пищи. Голод, который при этом возникал, позволял людям оставаться активными и легко переносился. Но начиная с развития земледелия, основное культурное население стало употреблять термически обработанные злаки. Удовлетворение после приема пищи седативного типа теперь сменялось при долгом отсутствии следующего приема пищи ощущением мучительного аппетита. По мере употребления всё более высокогликемической пищи разница в нежно-сладких переживаниях после приема пищи и мучительных переживаний аппетита («сосание под ложечкой», головокружение, головная боль, слабость в ногах, дрожание в руках, прилив холодного пота) всё усугублялись. Здесь мы хотим подчеркнуть тот факт, что вышеперечисленные черты сильного аппетита не позволили бы животным эффективно добывать себе пищу в дикой природе. То есть это типичное завоевание цивилизации, которое привязывает, подобно наркотику, пристрастившегося к нему, заставляя всё время воспроизводить нежное удовлетворение, затем страдать от пищевой абстиненции и лечить её следующим приёмом пищи подобного рода. Теперь мы должны показать то, как сладкая пища создаёт эти перепады настроения, заставляя то повышать, то понижать концентрацию эндогенного опиата метэнкефалина в вентральной тегментальной области мозга. То есть выявить опиатную природу патологического пристрастия к сладкой – высокогликемической пище. Почему патологической? Потому что это вызывает особую тренированность инсулярного аппарата поджелудочной железы, которое влечёт за собой развитие ряда хронических патологических процессов: метаболический синдром, диабет второго типа, ожирение, атеросклероз, гипертоническая болезнь, патологические процессы желудочно-кишечного тракта и многие другие физиологические проявления повреждения организма. Но, кроме соматических заболеваний, следствием такого пищевого пристрастия является развитие психозов, депрессий и развитие вторичных патологических пристрастий, таких, как алкоголизм и наркомания, склонность к азартным играм и рискованным формам поведения.

Высокогликемическое питание как фактор тренировки поджелудочной железы, ведущий к гиперинсулинизму и постпрандиальной реактивной гипогликемии

Для того, чтобы объяснить, почему из шести элементарных вкусовых ощущений а именно – горькое, кислое, вяжущее, острое, соленое и сладкое – человечество выделяет сладкое как наиболее любимое и даже присваивает ощущениям нежным эпитет «сладкий», надо рассмотреть биохимическую схему последовательных влияний всплеска концентраций глюкозы после еды на развитие сладко-нежных переживаний.

Современный человек по крайней мере три раза в день поедает высокогликемическую пищу. Тем самым он создает регулярную усиленную нагрузку на инсулярный аппарат поджелудочной железы. В странах, где общественное питание заставляет человека поедать наибольшее количество глюкозы, таких как США, подавляющая часть населения страдает гиперинсулинизмом. Это значит, что даже небольшая провокация съеденной пищей, которая только слегка повысит концентрацию глюкозы крови, вызовет мощный выброс инсулина из поджелудочной железы. Тем более, что повседневная высокогликемическая пища вызывает гораздо более мощные выбросы инсулина, чем это было у людей, живших до эры всеобщей доступности сахара. Инсулин – это гормон, воздействующий на печеночную и мышечную ткани, заставляющий их усиленно всасывать в себя глюкозу и складировать её в виде полимера глюкозы гликогена.

Одновременно с этим инсулин заставляет печень и мышцы всасывать из кровяного русла аминокислоты с алифатическими аминокислотными остатками. Это приводит к диспропорции концентраций аминокислот, имеющих алифатические и ароматические кислотные остатки. Системы, транспортирующие в мозг через гематоэнцефалический барьер аминокислоты (а именно системы, транспортирующие лейцин, изолейцин, валин, относящиеся к алифатической группе, и фенилаланин, тирозин и триптофан, относящиеся к ароматической группе), начинают более интенсивно переносить в мозг ароматические аминокислоты по причине их более успешной конкуренции.

Перечисленные ароматические аминокислоты являются предшественниками моноаминов – нейромедиаторов. Триптофан – серотонина, а фенилаланин с тирозином – дофамина и норадреналина. Более интенсивное снабжение триптофаном серотонинэргического ядра гипоталямуса инициирует более интенсивное производство метэнкефалина в вентральной тегментальной области. Это в свою очередь запускает процесс более интенсивного снабжения дофамином из ядер вентральной тегментальной области в нуклеус аккумбенс и гиппокамп, которые в свой увеличивающейся электрической активности создают у человека ощущение нарастающей сладко-нежной эйфории (смотри схему 2). К сожалению, этот процесс эйфоризации заканчивается через 20-30 минут и переходит в процесс снижения настроения и нарастания последовательности неприятных ощущений. Чем это вызвано?

Снижение уровня глюкозы под действием мощного выброса инсулина приводит к так называемой реактивной гипогликемии, то есть к уменьшению концентрации глюкозы ниже 4 ммоль/литр. Это имеет двойное последствие. Во-первых, печёночный фермент триптофандиоксигеназа, который был неактивен под ингибирующим действием высокой концентрации глюкозы, начинает активизироваться, превращая циркулирующий в крови триптофан в кинуренин. И во-вторых, кора головного мозга, испытывающая недостаток глюкозы, создаёт нейромедиатор орексин, воздействующий на гипоталямус, который выпускает соответствующий рилизинг-фактор для гипофиза, который, в свою очередь, выделяет гормон АКТГ. Надпочечники под действием АКТГ выбрасывают стрессовые гормоны адреналин и кортизол. Отметим неприятное состояние человеческой психики, вызываемое перечисленными биохимическими изменениями.

Гипогликемия ниже 4 ммоль/литр отнимает у человека энергию и может привести его буквально в прекоматозное состояние, сопровождающее ощущением вялости и сонливости. Одновременно с этим резкое снижение поступления триптофана в мозг приводит к резкому снижению продукции метэнкефалина. В результате человек оказывается в тягостно-тоскливом состоянии. Одновременно с этим нарастание присутствия в организме кинуренина приводит к ослаблению подчинения эмоциональной коры по отношению к коре мыслительной, то есть мысли перестают контролировать эмоции. Одновременно с этим эмоциональный мозг перестаёт контролировать инстинктивный мозг, и человек переживает период преходящего сумасшествия. Затем этот период заканчивается всплеском выброса адреналина из надпочечников, который, во-первых, заставляет человека испытывать ощущение суетливости, раздражительности, тревоги и агрессивности, а во-вторых, адреналин приказывает печени и мышцам расформировывать запасы гликогена и выбрасывать глюкозу в кровь. То есть одновременно печень и мышцы теперь находятся под регуляцией противоположно действующих на них гормонов – инсулина и адреналина. Постепенно, в течение нескольких часов влияние адреналина берет верх и концентрация глюкозы устанавливается в конце концов на нормальных значениях. И тогда наступает время следующего приёма пищи.

А чем же отличается описанный выше процесс у подростков, не достигших 18-20-летнего возраста? Их перепады настроения должны быть гораздо более интенсивными по амплитуде. То есть подростки гораздо ярче переживают счастливый период после еды и сильнее мучаются в последующие затем долгий период. Дело в том, что у человека, не достигшего 18-20-летнего рубежа свой жизни, в печени превалирует ювенильная форма фермента триптофандиоксигеназы. Юношеская трипофандиоксигеназа интенсивнее подавляется и активируется регуляторными веществами, такими, как глюкоза, никотин, алкоголь (подавляющее влияние) и глюкокортикоиды, в том числе кортизол (активирующее влияние). Поэтому реакция на такие психоактивные виды пищи, как пиво, разные виды колы и широко рекламируемые шоколадные батончики, у детей значительно интенсивнее, чем у взрослых. Именно поэтому в период после еды дети чувствуют опиатные ощущения, а через некоторое время они переходят в состояние лёгкой опиатной абстиненции. Вот почему поколение подростков, переживших в начале 90-х годов пищевую революцию в нашей стране, обратились к «уличному лекарству», точно восполняющему их потребность экзогенному опиату героину.
Функциональное питание, способное предотвратить и прекратить развивающееся патологическое удовлетворение сладкой пищей

* Требования к функциональному питанию для профилактики и избавления от патологического пристрастия к сладкой пище.
* «Пища богов» как продукт, полностью соответствующий требованиям.