Баллада Вересковый мед (Р.Л. Стивенсон)

March 13, 2016

Из вереска напиток
Забыт давным-давно,
А был он слаще меда,
Пьянее, чем вино.


В котлах его варили
И пили всей семьей
Малютки-медовары
В пещерах под землей.


Пришел король шотландский
Безжалостный к врагам.
Погнал он бедных пиктов
К скалистым берегам.


На вересковом поле
На поле боевом
Лежал живой на мертвом
И мертвый на живом.


Лето в стране настало,
Вереск опять цветет,
Но некому готовить
Вересковый мед.


В своих могилах тесных
В горах родной земли
Малютки-медовары
Приют себе нашли.


Король по склону едет
Над морем на коне,
А рядом реют чайки
С дорогой на равне.


Король глядит угрюмо
И думает: "Кругом
Цветет медовый вереск,
А меда мы не пьем."


Но вот его вассалы
Заметили двоих -
Последних медоваров,
Оставшихся в живых.


Вышли они из-под камня,
Щурясь на белый свет, -
Старый горбатый карлик
И мальчик пятнадцати лет.


К берегу моря крутому
Их привели на допрос,
Но никто из пленных
Слова не произнес.


Сидел король шотландский
Не шевелясь в седле,
А маленькие люди
Стояли на земле.


Гневно король промолвил:
- Плетка обоих ждет,
Если не скажете, черти,
Как вы готовите мед!


Сын и отец смолчали,
Стоя у края скалы.
Вереск шумел над ними,
В море катились валы.


И вдруг голосок раздался:
- Слушай, шотландский король,
Поговорить с тобою
С глазу на глаз позволь.


Старость боиться смерти,
Жизнь я изменой куплю,
Выдам заветную тайну,-
Карлик сказал королю.


Голос его воробьинный
Резко и четко звучал.
- Тайну давно бы я выдал,
Если бы сын не мешал.


Мальчику жизни не жалко,
Гибель ему ни по чем.
Мне продавать свою совесть
Совестно будет при нем.


Пусть его крепко свяжут
И бросят в пучину вод
И я научу шотландцев
Готовить старинный мед.


Сильный шотландский воин
Мальчика крепко связал
И бросил в открытое море
С прибрежных отвесных скал.


Волны над ним сомкнулись,
Замер последний крик.
И эхом ему ответил
С обрыва отец-старик:

- Правду сказал я, шотландцы,
От сына я ждал беды,
Не верил я в стойкость юных,
Не бреющих бороды.


А мне костер не страшен,
Пусть со мною умрет
Моя святая тайна,
Мой вересковый мед.